Реклама на сайте

Партнеры проекта
КРЕДИТЫ на SIA.RU
Кредиты от иркутских банков. Для бизнеса. Потребительские, без залога и поручителей, наличными, на любые цели. Автокредиты

Курсы валют
Курсы ЦБ РФ на 2021.11.27:

Доллар США: 75.5873
Евро: 84.9526

Курсы валют в Иркутске »

12+



Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru Информационный партнер ИД Коммерсант

Аналитика
Подписаться:

Архитектурная философия Кенго Кума. Евгения Пуляевская, «Прибайкалье», – о сибирском вдохновении для японского архитектора

экспертное мнение
8 ноября 2021

Многие представители иркутского архитектурного сообщества уверены: то, что Кенго Кума будет исторически связан с нашим городом, – просто огромная удача. Его объекты есть во многих странах: Японии, Китае, Франции, Великобритании, Испании, Австралии и других, а в России первый будет не в Москве и не в Санкт-Петербурге, а в Иркутске! Разве это не круто? Так кто такой Кенго Кума? Почему его работы называют не иначе как шедеврами, посмотреть на которые люди специально едут в другие страны? Каким будет его проект в Иркутске, и что он даст нашему городу? Все подробности – в наших материалах.

<p>Кенго Кума, японский архитектор<br />
Фото: Strelka Institute for Media, Architecture and Design / СС-BY-2.0</p>

Кенго Кума, японский архитектор
Фото: Strelka Institute for Media, Architecture and Design / СС-BY-2.0

Жизнь, работа, отдых – в одном месте

Кенго Кума побывал в Иркутске несколько лет назад. Во время визита его сопровождала генеральный директор ООО «Прибайкалье» (компания входит в En+ Group) Евгения Пуляевская. Она и рассказала Газете Дело, чем известен японский архитектор, и почему именно он стал автором концепции комплекса на месте бывшей ТЭЦ с рабочим названием «Японский квартал».

– Стать архитектором Кенго решил ещё в 10 лет, когда увидел стадион, построенный в Токио к Олимпийским играм 1964 года, – такое сильное впечатление он на него произвёл, – начала с предыстории Евгения. – Он закончил Токийский университет, потом продолжил архитектурное образование в Колумбийском университете в Нью-Йорке – впитав в себя восточную и западную культуру, эту квинтэссенцию он несёт в мир.


Сейчас Кенго Кума входит в первую пятёрку мировых звёзд архитектуры, он – философ, который известен своим видением встраивания архитектуры в окружающую природную и культурную среду: прежде чем сделать проект, он обязательно изучает культурный аспект и природные условия каждой страны, погружается в них. Кроме того, Кенго хорошо изучил японские народные ремёсла, работу с деревом и глиной, и эти знания воплощает и развивает во всех своих работах. Например, при создании общественного центра во Франции он использовал глиняные таблички на натянутых стальных тросах: когда они колеблются, то создают впечатление колышущейся листвы. А использование дерева стало просто архитектурной фишкой Кенго, он применяет его в самых разных современных ипостасях.

<p><a href=\"https://kkaa.co.jp/works/architecture/sunny-hills-japan/\" target=\"_blank\">Магазин Sunny Hills (Тайвань)</a></p>

<p>Одна из самых известных и узнаваемых работ Кэнго. Выполненный в форме бамбуковой корзины дом для тайваньской кондитерской компании был создан при помощи традиционного японского метода строительства, без гвоздей и клея.</p>

<p>https://kkaa.co.jp/works/architecture/sunny-hills-japan/</p>

Магазин Sunny Hills (Тайвань)

Одна из самых известных и узнаваемых работ Кэнго. Выполненный в форме бамбуковой корзины дом для тайваньской кондитерской компании был создан при помощи традиционного японского метода строительства, без гвоздей и клея.

https://kkaa.co.jp/works/architecture/sunny-hills-japan/

Каким будет «Японский квартал» в Иркутске, в чём его фишка?

– Кенго исходил из мирового тренда по созданию многофункциональных комплексов: все крупные города ориентируются сейчас на новое формирование территории, суть которого в том, чтобы люди получали максимум функционала в одном месте. То есть человек и живет, и работает, и отдыхает, и наслаждается жизнью в одном месте.

Предполагается, что «Японский квартал» в Иркутске будет состоять из стилобатной части с доступным для всех общественным пространством (стилобат – общий цокольный этаж, объединяющий несколько корпусов жилого, коммерческого или административного комплекса, - прим.ред.), где разместятся кафе, рестораны, бутики. На стилобате будет семь зданий разной высотности, в подземной части квартала, под стилобатом, планируется автопарковка. Также в комплекс квартала будет входить общедоступная набережная.

Это новый подход к комплексному развитию городских территорий, чтобы исключить ситуации, когда мы реализуем какую-то одну функцию, но забываем про другие. Например, строим жильё, но забываем про социальные объекты, или строим коммерческие объекты, но забываем про жильё и так далее. В этом плане проект Кенго как раз тем и интересен, что развитая стилобатная часть позволит, с одной стороны, насытить городскую среду различными общественными объектами, а с другой, поднять функционал всего комплекса на новый качественный уровень. Подобных проектов в Иркутске ещё нет.

Почему для проектирования этого пространства пригласили именно Кенго Кума?

– Иркутск имеет давние связи с культурой Японии, которые, безусловно, должны развиваться. Наверное, они и послужили неким толчком к тому, чтобы попробовать пригласить к нам именно этого мэтра. Для нас – огромная удача, что Кенго сразу дал согласие.

Даже не взял время, чтобы подумать?

– Кенго создаёт очень много проектов, связанных с водными объектами: на берегу моря, на берегах рек. Для него важна взаимосвязь водной среды и горных массивов, и он во многих проектах это подчеркивает. Поэтому возможность поработать на Байкале, я думаю, для него тоже была таким правильным вызовом, который он сразу принял.

Как проходил визит архитектора в Иркутске?

– Когда он прилетел и  заселялся в отель (кстати, мы выбрали для него отель из дерева, и было видно, что мэтру приятно в нём находиться), выяснилось, что у него день рождения.  Для меня лично это было очень значимо, потому что это – история про человека, у которого на первом месте его дело, творчество, и он настолько ими увлечён, что даже в свой день рождения летит в другую страну и посвящает своё время  нашему городу.

Белые берёзы и вершины Хамар-Дабана

Во всех интервью Кенго говорит – и вы тоже это озвучили – что работает не с готовыми объектами, как многие его западные коллеги, а со средой, и именно под неё «подстраивает» свои архитектурные решения. Какую среду он увидел в Иркутске? Что стало точкой опоры для его концепции комплекса на Цесовской Набережной?

– Когда Кенго прилетел в Иркутск, мы практически сразу провели конференцию с участием наших маститых архитекторов. Очень интересно было наблюдать за его общением, например, с Сергеем Демковым из ГипродорНИИ, с Екатериной Протасовой – главным архитектором Иркутской области, участвовавшей в проектировании Нижней Набережной. Очень важно было, чтобы концепция Кенго и набережные не противоречили друг другу, а гармонично связывались. Поэтому мы «прошлись» с Кенго по документам, затем прогулялись по скверу возле Вечного огня, он постоял на берегу Ангары, впитал её энергетику. Побывали также на промплощадке ТЭЦ, причём он, не смущаясь, пошёл внутрь всех промышленных объектов, расположенных там, и всё посмотрел лично. На следующий день у нас было путешествие по Ангаре и её заливам – до Байкала и Листвянки. Стояла прекрасная погода, были хорошо видны хребты Хамар-Дабана, и он всё это прочувствовал, потому что потом мы увидели «отсыл» к горным хребтам, покрытым снегом, в пирамидальной структуре зданий квартала, а их внешний белоснежный облик с черными неравномерными штрихами-балконами на фасадах вызывал у всех ассоциации с берёзовой корой. Вот такая получилась взаимосвязь между нашей природой и идеей, предложенной Кенго.

Вы проект одобрили сразу, он вам понравился?

– Мы сейчас говорим о концепции, которую приняли сразу. Но это творческий процесс, он продолжается практически ежедневно уже четыре года: какие-то детали концепции «Японского квартала» постоянно оттачиваются, меняются, добавляются. Мы в этот процесс уже вжились и полностью в него погрузились.  

<p>Евгения Пуляевская, фото А.Фёдорова</p>

Евгения Пуляевская, фото А.Фёдорова

Нам сразу очень понравился стилобат – огромное, общей площадью 60 тысяч квадратных метров, открытое для всех общественное пространство, где нет никаких закрытых дворов: оказавшись там, человек сможет гулять, заходить в магазины, посещать кафе и рестораны. Кстати, мы плотно поработали с международной консалтинговой компанией Сushman & Wakefield, специализирующейся на операциях с коммерческой недвижимостью, и они отметили, что там обязательно должна быть представлена авторская кухня – японская, грузинская, средиземноморская – чтобы люди могли получать удовольствие и от еды, и от вида на Ангару, которая не замерзает даже зимой и в любое время года украшает наш город.

Общественное пространство будет находиться в застеклённом тепловом контуре и помимо ресторанов, бутиков, кофееен там планируется создать зону с роялем – конечно, не для больших концертов, а камерных, может быть, экспромтных.  В планах также публичная библиотека, coworking-зона, где можно поработать с ноутбуком, встретиться с деловыми партнёрами, обсудить какие-то вопросы. Этот формат стал очень популярен в последнее время и здесь тоже будет приветствоваться.

И для нас очень важно, что набережная реки не будет отсечена от этого комплекса автомобильной дорогой. Здорово, что администрация Иркутска поддержала в своё время идею в генплане города не менять улицу Сурикова, и она будет плавно обтекать будущий комплекс.

Судя по всему, этот проект может стать архитектурным украшением Иркутска. А какие ещё плюсы для города вы в нём видите?

– Иркутск позиционируется как туристический город, и это очень хороший тренд, который нужно использовать на все 100%. Конечно, туристов всегда привлекает Байкал – наверное, в мире нет человека, который не хотел бы побывать на его берегах, но при этом очень важно, чтобы гости провели как можно больше времени в самом Иркутске. А что здесь привлекает путешественников? Разумеется, деревянное зодчество – наша давняя визитная карточка, 130-й квартал, о котором знают уже даже не только в нашей стране.

Помимо этого, Иркутск можно считать столицей сибирского конструктивизма. Здесь работал архитектор Владимир Павлов, который специальным решением Международного союза архитекторов был включён в число 50-и выдающихся архитекторов мира. Это интересная страница в истории Иркутска, достойная экскурсионной программы по тем местам, где построены здания по проектам Павлова (в частности, «дом-корабль» в м-не Солнечный, здание, где в данный момент расположен офис ООО «Газпром добыча Иркутск» и другие).

То есть мы можем развивать здесь такое направление, как архитектурный туризм, и то, что первый проект Кенго Кума в России будет именно в Иркутске, очень значимо. Ведь посмотреть на его архитектурные шедевры  приезжают люди со всего мира. К примеру, в Шотландии, где в сентябре 2018 года открылся музей дизайна – первый в этой стране объект Кенго Кума – в первую же неделю побывали 27 тысяч человек.

<p>Музей Ганса Христиана Андерсена в Оденсе (Дания)</p>

<p>На территории площадью 5600 квадратных метров расположен домик для детей, подземный музей и сад.</p>

Музей Ганса Христиана Андерсена в Оденсе (Дания)

На территории площадью 5600 квадратных метров расположен домик для детей, подземный музей и сад.

Красиво, доступно, комфортно – здесь и сейчас

Почему именно такая концепция была принята для развития бывшей промплощадки?

– Нам очень понравилось, как на одном из заседаний городской Думы сказал Максим Девочкин: «Давайте вернём жилую функцию в центр Иркутска». Это очень важно. В центре города не должно быть, как на улице Урицкого, которая после семи вечера «вымирает». Наоборот – здесь должна кипеть жизнь, должны гулять люди, причём всех возрастов.

«Японский квартал» – не единственный проект компании En+ на Цесовской Набережной, но, конечно, самый главный с точки зрения открытых общественных пространств. Как взаимосвязаны все объекты? Как вписываются в настоящий облик самого центра Иркутска?

– Когда строительство Курбатовских бань только планировалось, мы смотрели на Цесовскую Набережную – наполовину закрытую промплощадками, недоступную для людей – и думали, как было бы здорово, чтобы вся она стала комфортной, доступной, красивой, чтобы можно было не когда-то в будущем, а здесь и сейчас выйти к Ангаре и, облокотившись на парапет, любоваться окружающим пейзажем. И, видимо, Вселенная нас услышала: сейчас на Цесовской Набережной в работе девять проектов. В этом году будут сданы два современных мощных инфраструктурных объекта, в 2022-м откроются Курбатовские бани. Рядом строится Дом приёмов – особняк в стиле модерн для дипломатических приёмов. Дальше – возле Глазковского моста и здания Службы по охране культурного наследия – будет новый офис компании En+ Group.

<p>Фото Ф. Фёдорова</p>

Фото Ф. Фёдорова

 Мы наблюдаем за судьбой бывшего дрожжевого завода. Это памятник культурного наследия, который очень хочется восстановить и вернуть ему функцию арт-объекта, где будут и галереи, и кофейни, и художественные магазинчики.

Партнёрство бизнеса и власти

У вас прекрасные планы по преобразованию Цесовской Набережной, но без берегоукрепления осуществить их практически невозможно. И в этом вопросе не обойтись без партнёрства бизнеса и городской администрации. Как складывается взаимодействие?

– Отвечу издалека: среди 17-и целей устойчивого развития ЮНЕСКО, одна называется «Глобальное партнёрство». Мне лично она наиболее близка, потому что только объединением усилий властей, инициативного бизнеса и просто активных горожан реально воплощать большие проекты. Чтобы состоялась Цесовская Набережная, мы нашли взаимопонимание с Агентством инвестиционного развития Иркутской области, с Корпорацией развития региона. Мы просто собирались, креативили, общались с разработчиками федерального закона о концессиях. Мы пытались вырисовать для себя структуру набережной, чтобы досконально понять, как всё складывается и с какими участниками. И эти «пазлы» мы для себя сложили: то есть стало понятно, что любая набережная состоит в первую очередь из берегоукрепления, и оно должно быть сделано на серьёзном достойном уровне, с участием федерального финансирования через национальные проекты, целевые программы. Ведь наша Ангара – это не какой-то пересыхающий ручеек, а мощнейшая водная артерия.

Проект, который должен лечь в основу берегоукрепления, взял на себя город, и прошлый год был ознаменован нашим сотрудничеством в этом направлении. В бюджет были заложены средства на корректировку и актуализацию проектной документации, которую делал ГипродорНИИ. Сейчас мы все вместе занимаемся вопросами своевременного включения проекта в федеральные программы, чтобы в ближайшее время получить бюджетное финансирование.

Берегоукрепление тесно связано с проектом благоустройства набережной, и компания En+ готова взять на себя его финансирование. Мы хотим сделать набережную, которая будет комфортна для всех категорий граждан: детей, мамочек с колясками, роллеров, людей с ограниченными возможностями. Надеемся, что мы сможем запроектировать набережную с террасированием и с использованием элементов из лиственницы, потому что этот материал традиционно использовался в Сибири и прекрасно себя зарекомендовал.

<p>Фото Ф. Фёдорова</p>

Фото Ф. Фёдорова

Сейчас мы в активном поиске, кто в тандеме с нашей компании сможет профинансировать уже воплощение этих планов в жизнь.

И ещё отмечу, что мы активно поддерживаем молодёжную архитектурную «тусовку», которая пробивает идею единой набережной, потому что мировой тренд, когда реки из транспортных артерий превращаются в зону рекреации, у нас имеет право на существование, как нигде.

Набережная не входит в концепцию «Японского квартала»?

– Когда Кенго Кума проектировал озеленение на крыше стилобата перед зданиями, он в любом случае не мог вырвать его из общего контекста и сделал набросок своего видения набережной. Естественно, мы это учитываем, и в нашем техзадании обязательно будет обозначено, что она должна быть дружелюбной и террасной.  Кстати, в районе комплекса набережная будет даже немного шире, чем, например, в районе Курбатовских бань, где мощный подпор Ангары и такой изгиб русла, что невозможно расшириться.

<p>Фото Ф. Фёдорова</p>

Фото Ф. Фёдорова

Когда мы сможем увидеть концепцию Кенго, воплощённую в реальность?

– Планируется, что это произойдёт в 2025-2026 годах. Мы будем вводить объект не частями, а всё единым комплексом, чтобы люди сразу жили в комфортной среде, а не на стройке, имели возможность сразу пользоваться всей общественной инфраструктурой и другим функционалом.

При этом набережная должна быть комфортной и привлекательной ещё до того, как будет готов весь крупномасштабный проект, – чтобы горожане не ждали 5-6 лет. Поэтому сейчас с молодыми архитекторами мы прорабатываем варианты промежуточного, недорогостоящего благоустройства, которое подразумевает правильное использование существующей природной среды. Запланировали несколько круглых столов на эту тему, чтобы «вырисовать» такой проект на ближайшее время.

«Окружающий мир меняют активные люди»

Развитие городской инфраструктуры давно находится в фокусе основателя компании En+ Group Олега Дерипаски. «Именно целеустремленные и активные люди меняют окружающий мир, создают то, чем гордятся целые поколения, меняют наш мир и нашу жизнь к лучшему. Этих целей можно достичь прежде всего через поддержку образовательных и научных проектов, развитие культуры, сохранение традиций, улучшение социальной среды в регионах», – отмечал бизнесмен. Именно на улучшение социальной среды направлены многие проекты компании.

 

 

 

«Кенго Кума в архитектуре – это как Илон Маск в технологиях», – Антон Жуков, главный архитектор Иркутска

В любой профессии бывает человек №1, например, в технологичном секторе человек №1 – это Илон Маск. И вот журнал Time в сентябре этого года в топ-100 самых влиятельных людей мира в одном ряду с Маском поставил японского архитектора Кенго Куму. То есть в Иркутске будет реализован проект архитектора №1 в мире.

В 2012 году я был в Японии. Ехал туда, чтобы посмотреть на водный стадион в Токио, который проектировал Кензо Танге к Олимпиаде-1964. Это сооружение в своё время впечатлило и Кенго Кума. А сегодня он – главный архитектор центрального стадиона в Токио, построенного к Олимпийским играм 2020 года. Кроме того, он автор почти 200 объектов, построенных от Австралии до Америки.

Читать далее »

Специфика нестандартного проекта: сдержанность, технологичность, прозрачность

«Это очень нестандартный проект для нашего города, – характеризует концепцию «Японского квартала» Алексей Бельков, руководитель иркутского филиала ООО «СТБ Проект» – партнёра архитектурного бюро «Kengo Kuma & Associates» в Иркутске. – Например, визуально мы видим в проекте семь самостоятельных зданий, которые расположены на шестиметровом стилобате. Но с точки зрения всех конструктивных моментов – это один объект, одно здание общей площадью 60 тыс. кв. метров. И это требует сложных проектных и технических решений». Нашему изданию Алексей рассказал о некоторых особенностях будущего многофункционального комплекса.

В первую очередь Алексей отметил, что концепцию проекта «Японского квартала» необходимо было привести в соответствие с существующими законами и нормами.

Читать далее »

Источник: ДЕЛО

Новости недвижимости в Telegram-канале Realty.Irk.ru: главное
Материалы сюжета "Городская среда и общественные пространства":
Все материалы сюжета (184)