Реклама на сайте

Партнеры проекта

Курсы валют
Курсы ЦБ РФ на 2019.05.25:

Доллар США: 64.6106
Евро: 72.3186

Курсы валют в Иркутске »

12+



Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru Информационный партнер ИД Коммерсант

Аналитика
Подписаться:

Как юристы отстояли музей кукол в Листвянке

экспертное мнение
15 мая 2019

Допустим, на вас подали в суд. Для того, чтобы доказать свою правоту в суде, вам необходимы две вещи: время и хорошая юридическая защита. Но если вопрос времени еще можно решить, то на последнее не у всех есть средства. Например, социальные предприниматели, которые занимаются своим делом «не выгоды ради, а пользы для», иногда готовы признать все требования, просто чтобы дальше работать. Если это невозможно, шансов дальше вести бизнес мало.

Больше года длилась судебная история по защите музея советской куклы в поселке Листвянка от претензий Росреестра. На сегодня существование музея признано законным. Правда, в деле еще рано ставить точку. Как проходил процесс и почему юристы взялись за дело бесплатно, рассказывает директор юридической фирмы ВС Консалт Алексей Черкашин.

- Алексей, история музея кукол вызвала большой резонанс. Почему? Что произошло?

- Оксана Токмакова - владелица земельного участка. Стоящий на этой земле дом принадлежит ей и супругу. Также в нем живет отец, испытывающий сложности со здоровьем, и несовершеннолетний сын. Пришла проверка от Росреестра, осуществляющего земельный контроль, провела осмотр, и Токмаковых пригласили на заседание административной комиссии, увидев признаки нарушения земельного законодательства. Иными словами, Росреестр не устроило то, что в доме находится музей. Но при чем здесь земля? Если бы шла проверка жилищного законодательства, проверял бы совершенно другой орган. Но у жилищной комиссии никаких нареканий не было. С учетом составленного акта и выявленных, по мнению Росреестра, нарушений, Оксане назначили штраф в 20 тыс. руб. и предложили изменить вид разрешенного использования земли, что подразумевает пересмотр ставки налога на землю. Росреестр заявил: «У каждого есть обязанность использовать земельный участок в соответствии с его категорией и видом разрешенного использования». По его мнению, Токмакова нарушает земельное законодательство, занимаясь предпринимательской деятельностью в одной из комнат своего дома. Такая позиция Росреестра в отношении владельцев земельных участков довольно частая и распространенная. Вспомним недавнее дело «Книжного приюта»: сценарий один и тот же.

- Дело кажется простым на первый взгляд, разве нет?

- Если бы! Это настоящий квест. Складывается любопытная ситуация. К ответственности привлечены два человека: Оксана и её муж. И мы решаем, в какой суд пойти. Теоретически мы должны разделить дело на две части. Муж идет в суд общей юрисдикции как физическое лицо. А жена – в арбитраж как предприниматель. Но целью судопроизводства в т.ч. является вынесение судебных актов, не противоречащих друг другу. У нас случай единый, проверка одна, основания и обстоятельства - тоже. И мы решаем идти в один суд – арбитражный, потому что муж не предприниматель, но привлечен к ответственности за осуществление предпринимательской деятельности. В этом тоже парадокс ситуации: если Оксана Токмакова нарушает закон, то к ответственности должны привлечь только ее, при чем тут муж? У него есть музей? Нет. Он занимается музеем? Нет. Но Росреестр говорит: «Нам это всё неинтересно, идите в суд».

Мы приходим в арбитраж с этим заявлением, у нас долго все рассматривают и по итогу в сентябре 2018 года дело прекращают. С замечанием: вы пришли не в тот суд, нужно было в общую юрисдикцию. Мы настаиваем на правильности выбора суда: у нас предпринимательство, мы должны судиться у вас. К участию в деле был привлечен Аппарат Уполномоченного по защите прав предпринимателей, который также выступал за арбитражный суд. Но суд нас не слышит, прекращает производство по делу.

Мы подаем жалобу, дело уезжает в Читу, где находится вторая апелляционная инстанция. В Чите постановили: дело прекратили неправильно. Затем я предложил Оксане: чтобы уменьшить шансы проигрыша, давайте дело поделим на две части. От вашего супруга пойдем в суд общей юрисдикции, но с теми основаниями, что он предпринимательством не занимался и по нему необоснованно все вынесено. А по вам будем добиваться правды в Чите. Но суд читинский возвращает дело и говорит: должны все смотреть здесь. Дело вернулось, мы продолжаем судиться. И та же самая судья, которая дело прекратила, после долгого рассмотрения вынесла: состав административного правонарушения есть, Токмакова справедливо привлечена к ответственности.

- То есть всё, конец?..

- Нет. Мы снова обращаемся в Читу. И Чита в начале апреля ставит точку, не усмотрев нарушения закона. Если есть нарушения, то нарушения жилищного законодательства, но не земельного.

- И это большая победа?

- Конечно. Если до последнего суда точка зрения, что это все незаконно, была только нашей точкой зрения, не подкрепленной ничем, то сегодня тройка судей сказали, что такая точка зрения имеет право на существование, это не придумка юриста Черкашина. Но это пока промежуточная точка в деле, впереди есть ещё третья инстанция. Росреестр может подать жалобу, а может и не подать. И, скорей всего, он её подаст, обычно позиция госорганов – идти до конца. Мы будем по-прежнему настаивать на своей правоте, ссылаться на то, что постановление апелляции было правовым, а решение суда первой инстанции не учитывало всех обстоятельств. Будем делать свою работу, в этой ситуации ничего другого не остается.    

          

- Поразительно, что в таком простом с виду деле столько тонкостей. Это же требует полного погружения в  процесс. А вам это зачем? Ведь уже год как «ВС Консалт» бесплатно этим занимается.

 - Pro Bono – переводится с латинского как «деятельность ради общественного блага». Это давняя традиция юристов и адвокатов, которую мы тоже уже 3 года стараемся поддерживать. Главное требование при выборе дела: должно быть неравенство между участниками процесса. Например, маленький субъект сопротивляется госмонополии, госаппарату или крупному предприятию. Очевидна неравномерность сил, которую мы своим участием хотели бы уравновесить. Также судебные процессы должны быть в рамках нашей специализации и вызывать общественный интерес. В прошлом году мы объявили конкурс, было около 7-8 заявок, и победителем стал музей советской куклы.

- А не проще ли было сделать бесплатные консультации?

- Вообще, деятельность pro bono обычно так и ведется: исковое составить, совет дельный дать. У нас же проекты требуют погружения с головой. Начинаем разбираться и понимаем, что нельзя отделаться консультацией. Так, делом «Снежинки» (восстановлением фасада исторического здания в центре города) мы занимаемся 3 года. За музей кукол воюем уже год и, скорей всего, процесс растянется еще на 2-3 месяца. Также мы жестко соблюдаем самое главное требование всех юристов к pro bono: ты не должен снижать уровень квалификации, потому что делаешь это бесплатно, ты работаешь на высоком профессиональном уровне.

- Как бы оценили это дело с точки зрения горожан, туристов? В Иркутске не так много мест, где можно интересно провести время. И если будут закрывать такие частные музеи, искоренять такие инициативы, что нам останется?

- Вспомним историю с «книжным приютом». Я уверен, что к проблеме можно было бы подойти по-другому. Чаще всего нарушения совершаются по незнанию, а не от злого умысла. Социальным предпринимателям теоретически надо помогать. Пусть не бюджетными деньгами, но можно помочь разобраться  с документами. А не так, как у нас: вы работаете, как работаете, мы на это закрываем глаза, потом приходим с проверкой и «вкатываем» штраф. Ведь должен быть интерес, чтобы город был живым, развивался, это же поступления в бюджет, увеличение привлекательности места, это имидж города и области. Но любое честное предпринимательство находится сегодня под таким пристальным контролем,  что людям зачастую проще отказаться и закрыть это благое начинание, чем бороться. И все эти спорные ситуации проникают в СМИ и соцсети, власть теряет в имидже, люди говорят: с кем вы боретесь  и зачем?

-  И правда, это разве не борьба с ветряными мельницами?

 -  Оба дела  - здания кафе «Снежинка» и музея кукол, несмотря на очевидную для нас правоту сторон, выглядели малоперспективными. Но оба дела близятся к положительному финалу.

Если есть предприниматели-альтруисты, то должны быть и юристы, которые могут их поддержать. И мы жмем руку всем коллегам, которые находят время на социальные проекты. Летом ВС Консалт готов рассматривать участие в новом деле иркутского бизнеса.

Источник: СИА

Новости недвижимости в Telegram-канале Realty.Irk.ru: главное
Материалы сюжета "Снежинка":
Все материалы сюжета (5)