Реклама на сайте

Партнеры проекта
КРЕДИТЫ на SIA.RU
Кредиты от иркутских банков. Для бизнеса. Потребительские, без залога и поручителей, наличными, на любые цели. Автокредиты

Курсы валют
Курсы ЦБ РФ на 2020.09.30:

Доллар США: 79.6845
Евро: 93.0237

Курсы валют в Иркутске »

12+



Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru Информационный партнер ИД Коммерсант

Аналитика
Подписаться:

Байкальский луч и Парижская ось. Архитектор Елена Григорьева о градостроительстве в Иркутске

аналитическая статья
4 сентября 2020

Какое архитектурное будущее ждёт Иркутск? Как сохранить ещё оставшиеся памятники деревянного зодчества, но при этом придать городу современный вид? Надо ли привлекать горожан к участию в градостроительной деятельности, и кто больше влияет на облик столицы Восточной Сибири – архитекторы или застройщики? Эти вопросы всегда вызывают не просто живой интерес у иркутян, но и зачастую – бурные дискуссии. Газета Дело обсудила их с известным, причём не только в профессиональной среде, иркутским архитектором Еленой Григорьевой.

<p><strong>Григорьева Елена.</strong> Автор фото М.Дубас</p>

Григорьева Елена. Автор фото М.Дубас

Завод, который не дымит

Елена Ивановна, разговаривая с вами, невозможно не упомянуть 130-й квартал: наверное, большинство иркутян, которые хоть как-то интересуются архитектурой, историей, деревянным зодчеством, связывают вашу фамилию в первую очередь с этим проектом. Но ему уже больше десяти лет, он живёт своей самостоятельной жизнью. А над чем вы работаете в последнее время, есть ещё проекты, которые могут так же изменить Иркутск?

Мы, как авторы проекта, пытаемся помогать жить 130-му кварталу, хотим приблизить его к тому, что проектировалось изначально, совершенствовать среду, но это далеко не всегда получается.

А главное дело, которым я занимаюсь сейчас, это «Иркутские кварталы» – огромный проект, разработанный с учётом всех успехов и неудач 130-го квартала, но при этом совершенно отличный от него: у «Иркутских кварталов» только площадь в десять с лишним раз больше. Развитие этой территории, как и 130-го квартала, основывается на системе общественных пространств, различных по масштабу и значению. С архитектором  Полиной Заславской сделали одно из самых важных Иерусалимскую лестницу и часть нижней Подгорной площади, например. Идей и проектов в  «Иркутских кварталах» очень много, но, к сожалению, реализация идёт гораздо медленнее, чем могла бы. Не хватает для этого поддержки власти, потому что есть вещи (инженерные сети, улицы), которые мы не можем воплощать без взаимодействия с городской администрацией. Надеемся на перемены, ускорение…

Еще один крупный проект «Сибирской лаборатории урбанистики» проектной  организации, в которой мы делаем «Иркутские кварталы», развитие кампуса ИРНИТУ. Недавно под эгидой Востсибакадемцентра РААСН выполнили и представили архитектурной общественности концепцию окрестностей 130-го квартала, в которой проработали развитие системы общественных пространств, связи 130-го с берегом Ангары, Медицинским университетом, микрорайоном Парковый, «Яркомоллом».

<p>Регенерация квартала 130 в историческом центре Иркутска. Фото Анатолия Бызова</p>

Регенерация квартала 130 в историческом центре Иркутска. Фото Анатолия Бызова

А жилая застройка напротив 130-го квартала, о которой сейчас пишут СМИ, имеет какое-то отношение к вашей концепции?

Мы видели этот проект в первоначальной версии, предлагали свою помощь авторам, поскольку посчитали, что в планировочной структуре надо обратить особое внимание на историческую опорную застройку этого места – доминантное произведение советского модернизма – здание медицинского университета и «сталинку» напротив по улице Красного восстания. Градостроительный совет наши предложения одобрил, но смогли ли мы повлиять на проект, неизвестно, на градсовете его окончательный вариант не рассматривали.

Сейчас на государственном уровне много внимания уделяют благоустройству городов, созданию комфортной среды, а вас с полным правом  можно назвать пионерами этого мейнстрима.

Да, 130-й квартал опередил всех, и, как говорят внешние эксперты, ещё никто не повторил такую комплексную застройку, причём с таким экономическим эффектом. Ведь этот проект показал выгоду и по доходности, и по налогам, которую мы даже не прогнозировали. По данным девелоперов, отчисления в бюджеты разных уровней от квартала составляют миллиард рублей в год. То есть это такой завод, который не дымит, производит эмоции и даёт огромный доход.

Но с недавних пор в процесс проектирования общественных пространств активно вовлекают гражданское сообщество, чего не было, когда создавался 130-й. Как вы думаете, насколько это хорошая идея? Не мешает такое участие горожан  работе профессионалов?

Это называется соучаствующее проектирование, и для меня оно не стало новостью, поскольку я много лет работала в Международном союзе архитекторов и знала, что эта традиция существует в устоявшихся государствах. Причём с юридической подоплёкой, что в принятии градостроительных решений должна быть прозрачность. Там существуют общедоступные электронные двойники городов, где сосредоточена вся информация: где и что проектируется, где и что будет строиться, кому выдано разрешение на строительство, где какие регламенты, что является предметом охраны, если речь идёт о памятниках. Я считаю, что это наше неизбежное будущее, и Иркутску надо двигаться в этом направлении.

Пока же соучаствующее проектирование для России и нашего профессионального сообщества – дело новое, в основном это касается создания комфортной городской среды и я эту тенденцию воспринимаю положительно. Тут важно умело с этим инструментом обращаться и находить баланс. Решения всё равно должны принимать профессионалы: получая «задания» от горожан и аккумулируя эту информацию, применять для решения свои знания. Некоторым образом в этом случае архитектуру можно сравнить с медициной: никто ведь не позовёт на операцию каких-то других пациентов, которые будут давать указания. Это, конечно, жесткое сравнение, но в нём есть доля истины, потому что горожане и не обязаны знать про инженерные сети, градостроительные нормы, экологию, применение материалов. Они могут выразить свою мечту, мы – архитекторы – можем  её учесть, соблюдая при этом определённый баланс, потому что мечта у разных жителей – разная,  и сделать всех одновременно счастливыми точно не удастся.

На контрасте, но в диалоге

В одном из интервью, вы высказали мысль, что «консервировать» исторический центр в Иркутске не имеет смысла: надо находить интересные современные решения, которые впишутся в то, что уже создано, и оставят свой особый архитектурный след. Как этот баланс находить, с кем его искать?

Собственно в «Иркутских кварталах», где  очень «разношёрстная» застройка, мы этим и занимаемся. В историческом городе должны быть представлены все архитектурные слои: 18-й век, 19-й, 20-й и 21-й, который тоже имеет право на существование, иначе это «консервирование» на какой-то момент времени. При этом имитация предшествующих стилей – не наш путь. Смешно видеть на трансформаторной подстанции 21 века рубашку завода «Кедр». Но современная архитектура должна быть дружелюбна по отношению к исторической, сомасштабна ей: новые здания двух-, трёх- или четырёхэтажные, с фасадами, выполненными по новейшим технологиям, в том числе с использованием дерева, иркутских кодов, или даже на контрасте, но в диалоге.

В Иркутске есть компании, которые могут реализовать такие проекты. Мы, например, на многих объектах работали с ГК Prostor Group, и очень успешно. Важно, что компания занимается всеми технологиями от окон и витражей до фасадов и кровель, потому что на их стыках всегда, когда участвовали разные производители и поставщики, были проблемы. А здесь мы получали высокое качество архитектурных решений. Это позволяет получать современный результат, сохраняя историческую составляющую.

Многие иркутяне  и ваши коллеги таким удачным примером интеграции истории и современности считают проект, который реализован во внутреннем дворике  БГУ.

– Моё любимое детище. И у этого проекта был просто гениальный заказчик – Михаил Алексеевич Винокуров, с которым мы нашли полное взаимопонимание. Другой бы на его месте взял и просто застроил участок, выжимая квадратные метры, но Винокуров одобрил нашу установку на проницаемость территории университета, интеграцию в городскую ткань, и нам удалось сохранить там сквозной проход с улицы Карла Маркса на улицы Горького и Ленина – то есть, те «исторические тропы», которые были  «натоптаны», возможно, даже не десятилетиями, а веками. Мы выполнили там три этапа проекта: сначала «круглый» блок, потом реконструкцию столовой и белый блок с «падающей» лестницей. В планах было еще два этапа, сделан проект, но обстоятельства сложились так, что ректор сменился. Если бы звезды встали благоприятным образом и снова сложилась ситуация для завершения этого ансамбля...

<p>Кампус Байкальского государственный университета. Учебный блок, 2010 г. Проектирование: ООО ПТАМ «Студия 7». Архитекторы Елена Григорьева, Сергей Муллаяров, Юлия Шевченко, Виктория Яковлева при участии Ивана Смирнова, конструктор Надежда Лысева<br />
 </p>

Кампус Байкальского государственный университета. Учебный блок, 2010 г. Проектирование: ООО ПТАМ «Студия 7». Архитекторы Елена Григорьева, Сергей Муллаяров, Юлия Шевченко, Виктория Яковлева при участии Ивана Смирнова, конструктор Надежда Лысева
 

«Бурдж-Халифа» не перещеголять

Какие направления были бы интересны, с точки зрения архитектора, для развития Иркутска?

– Сейчас важно не потерять то, что осталось от Чертугеевского полуострова. На него обратили внимание ещё наши архитекторы-шестидесятники – Вячеслав Воронежский, Владимир Бух, Владимир Павлов – и «провели» туда так называемый Байкальский луч (градостроительная идея, определявшая направление развития Иркутска). Но в постсоветский период эту великолепную площадку возле воды разобрали под частную стихийную застройку, и сейчас наша задача – спасти оставшуюся часть полуострова, завершив всё-таки Байкальский луч, разместив там объекты регионального значения, деловой центр и жилые дома. Сейчас в том районе уже построили «Умную школу», зарезервировано место под детскую больницу.  И на эту территорию, я думаю, есть планы у крупных застройщиков. Но застройка здесь должна быть цивилизованная, особенная, достойная нашего времени, а мне кажется, что последние 15 лет жилые комплексы в Иркутске не прогрессируют так же, как в других российских городах. В этом направлении, на мой взгляд, Иркутск притормозил.

Почему вы так считаете?

– Потому что сравниваю, смотрю на другие города. Иркутск всегда имел хорошую репутацию в архитектурном сообществе, начиная с 60-х годов прошлого столетия. Потом был всплеск в постсоветский период: когда строился, считающийся прогрессивным квартал Чкалова – Марата, БГУЭП, ИРИИТ и некоторые другие объекты. В последнее десятилетие громкий успех был у 130-го квартала, сейчас все интересуются «Иркутскими кварталами». А вот по жилым комплексам нас обогнали и Красноярск, и Новосибирск, и даже Барнаул. В этих городах появляются великолепные, со своим лицом, ЖК, с эксплуатируемыми и зелеными кровлями, необычными общественными пространствами, которые ловят индивидуальность, идентичность города или его части. Очень хочется, чтобы у нас тоже так было, но то, что я вижу, это, к сожалению, не сегодняшний день.

<p>Второй Чертугеевсий полуостров, схема генплана. 2018. Архитекторы Елена Григорьева, Андрей Макаров</p>

Второй Чертугеевсий полуостров, схема генплана. 2018. Архитекторы Елена Григорьева, Андрей Макаров

Из-за чего это происходит?

– Очень многие беды идут от менталитета застройщиков. Никаких особых новшеств, никаких особых отделочных материалов, никаких особых технологий. Вот то, что есть, то и хорошо.

Застройщики мотивируют тем, что иначе покупать не будут из-за высокой цены…

– Почему Новосибирск может себе позволить, Барнаул – не миллионник – может себе позволить, а Иркутск – нет? Иркутск не считается бедным городом, тут высокие цены на жилье. К сожалению, застройщики и архитекторов ориентируют на какие-то стандартные решения. Очень часто они говорят: вот только так и не иначе, только замкнутое каре и ничего более. Я думаю, архитекторы тоже должны работать с заказчиками – умело, тактически грамотно, аргументировано, и стремиться к достижениям, к тому, чтобы не стыдно было показать свою работу.

Елена Ивановна, вы как никто знаете мировой архитектурный опыт. Что из него вы привнесли бы в родной город?

– В мире существуют абсолютно разные тенденции, например, Нью-Йорк со своим Манхеттеном, устремлённым вверх, и Париж со своими ограничительными регламентами: в районе Дефанса, которым  завершается Парижская историческая ось, можно строить современные высотки, а в историческом центре – нельзя.  Я – приверженец  парижского пути развития для Иркутска: если хотите небоскрёбы, возводите их на втором Чертугеевском полуострове,  на завершении Байкальского луча иркутский Дефанс был бы уместен. Ни в коем случае нам не нужен нью-йоркский путь с его высотками в центре и прилегающих к нему территориях. Мы – самодостаточные, мы такие, как нигде, надо это беречь и это культивировать. Всё равно «Бурдж-Халифа» не перещеголять.

На профессиональном Олимпе

С 23 по 27 сентября 2020 года в Иркутске планировалось провести XX международный архитектурный фестиваль «Зодчество в Сибири».  Пандемия не внесла коррективы в этот план, юбилейное событие состоится? В каком формате – онлайн или офлайн?

– Фестиваль состоится в любом случае. Возможно, он будет не такой географически «богатый», как мы привыкли. Сейчас оргкомитет принимает заявки на смотры-конкурсы по всем номинациям. Если всё будет хорошо, значит, будут и традиционная выставка, и круглый стол, и мастер-классы, и другие мероприятия. Если вдруг не разрешат массовые мероприятия, то он уйдёт в онлайн.

Напомню, что в Иркутске фестиваль «ЗВС» последний раз состоялся четыре года назад, потом он по просьбам наших коллег из других сибирских регионов проходил в Красноярске, Барнауле и в прошлом году в Томске. Скоро, наверное, мы будем устраивать конкурс за право его проведения, как за Олимпийские игры. Если, конечно, всё наладится в мире.

Такие форумы способны повлиять на архитектурную жизнь в городе, на умение архитекторов работать с заказчиками, о чём мы уже говорили?

<p>Иркутские кварталы. Иерусалимская лестница и деревянная Подгорная площадь<br />
ООО ПТАМ «Студия 7», ООО «Сибирская лаборатория урбанистики»<br />
Архитекторы Елена Григорьева, Полина Заславская<br />
ООО «Сибирский институт проектирования и исследований"<br />
Инженер Дмитрий Готовский</p>

Иркутские кварталы. Иерусалимская лестница и деревянная Подгорная площадь
ООО ПТАМ «Студия 7», ООО «Сибирская лаборатория урбанистики»
Архитекторы Елена Григорьева, Полина Заславская
ООО «Сибирский институт проектирования и исследований"
Инженер Дмитрий Готовский

– Когда в Барнауле проводился фестиваль, я  каждый день давала интервью местным СМИ. И не только я. В городе, как нам сказали, никогда такого резонансаа вокруг архитектуры и градостроительства не было. Но Иркутск, наверное, уже привык к тому, что здесь проходит очень много различных фестивалей. Тем не менее, такие мероприятия очень много дают не только молодым, но и зрелым архитекторам, после них появляется новое видение процессов, происходящих в профессиональной среде, происходит знакомство с современными технологиями. И вопросы, которые задают российским и зарубежным архитектурным звёздам, обязательно касаются того, как удалось убедить заказчика сделать именно так, а не иначе, как удалось привнести в проект дорогую технологию, потому что взаимоотношения с заказчиками многое определяют. И искусство влияния на заказчика, так чтобы заразить его своей идеей, сделать практически соавтором – это особое искусство. Если архитектор им не владеет, он будет простым исполнителем.

Елена Ивановна, ещё одна сторона вашей деятельности – журнал «Проект Байкал», посвященный архитектуре, градостроительству, дизайну, наследию и ландшафту. Как он выживает в нынешних сложных условиях?

–  Да, издательская деятельность из хобби превратилась для меня во вторую профессию. Журнал не коммерческий, издаётся с 2004 года, и все кризисы мы пережили благодаря преданной делу команде и поддержке наших друзей-партнёров. Некоторые из них, например, ГК Prostor Group, сотрудничают с журналом почти с момента его основания.

Сейчас журнал достиг высокого уровня признания – полтора года назад его взял в свою орбиту Scopus (Скопус) – библиографическая и реферативная база данных и инструмент для отслеживания цитируемости статей, опубликованных в научных изданиях. Можно сказать, что мы на профессиональном Олимпе, потому что «Проект Байкал» – единственный журнал по архитектуре и градостроительству в России, и один из немногих в мире по этой теме, который индексируется в Скопусе. Это большая помощь нашим педагогам и учёным от архитектуры и градостроительства, потому что публикации в таком издании учитываются в их профессиональной деятельности.

Наталия Горбань

Елена Ивановна Григорьева родилась 26 сентября 1955 г. в Уральске Западно-Казахстанской области. Окончила архитектурный факультет Иркутского политехнического института (сейчас – ИРНИТУ). В 1996-2008 годах была председателем правления Иркутской организации Союза архитекторов России, затем стала вице-президентом СА России. Член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук, академик Международной академии архитектуры в Москве. Лауреат Государственной премии РФ.

Источник: ДЕЛО

Новости недвижимости в Telegram-канале Realty.Irk.ru: главное
Материалы сюжета "Иркутские кварталы":
"Мы должны задуматься о том месте, где мы живем". Property-тур по креативным пространствам Иркутска провел Байкальский саммит РГУД
25 июля 2019
24-25 июля в Иркутске проходит традиционный, уже пятый по счету, Байкальский саммит РГУД. Эксперты – девелоперы, строители, чиновники, урбанисты – в очередной раз собрались в столице Восточной Сибири, чтобы обсудить главные тренды отрасли. Инициатором и организатором делового события выступает Байкальское представительство РГУД при поддержке Администрации города Иркутска, Министерства строительства и дорожного хозяйства Иркутской области. Саммит, по традиции, начался с Property-тура по Иркутску и знакомства с интересными и знаковыми объектами. В этот раз участники посетили первой современную историческую застройку «Иркутские кварталы», затем набережную «Солнечная дорога», арт-завод «Доренберг» и Галерею «Революция». SIA.RU записал наиболее яркие цитаты.
Все материалы сюжета (49)