Реклама на сайте

Партнеры проекта
КРЕДИТЫ на SIA.RU
Кредиты от иркутских банков. Для бизнеса. Потребительские, без залога и поручителей, наличными, на любые цели. Автокредиты

Курсы валют
Курсы ЦБ РФ на 2024.07.20:

Доллар США: 88.0206
Евро: 96.0371

Курсы валют в Иркутске »

12+



Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru Информационный партнер ИД Коммерсант

Аналитика
Подписаться:

Банкротство на двоих. Как сохранить семейные активы от притязаний кредиторов

аналитическая статья
4 июня 2024

Банкротство – цивилизованный способ расстаться с долгами. Правда, при этом нередко приходится расставаться и с имуществом. И не только самому должнику – обычно «под раздачу» попадает вся семья. В зоне особого риска находятся предприниматели – им, как правило, есть что терять. Всегда ли супруга отвечает по долгам мужа-банкрота? Как обезопасить себя от финансовых проблем и сберечь семейные активы? На вопросы Газеты Дело ответил финансовый управляющий Игорь Льгов – эксперт, за плечами которого более 400 дел о банкротстве.

«Банкротим одного – страдает второй»

Игорь, перефразируем известное выражение: сын за отца отвечает? А жена за мужа?

– По долгам банкрота, помимо его самого, по закону, отвечают созаемщики и поручители. А ими могут быть и друзья, и родные: родители, братья-сестры, совершеннолетние дети. Так что, если сын взрослый и поручился за папу – да, отвечает. В иных случаях платить по долгам родственника-банкрота никто не заставит и нажитое непосильным трудом не отнимет.

Другое дело – супруги. По Семейному кодексу нажитое в браке имущество – квартиры, машины, дачи, банковские счета – считается общим, а значит в случае банкротства мужа или жены пойдет в общую конкурсную массу. Поэтому по факту мы банкротим одного из супругов, а страдает и второй тоже.

Можете привести пример?

– Классический пример – женщины, чьи мужья страдают игроманией. Такой может и заложить имущество, а расхлебывать последствия его зависимости потом будет вся семья. Запретить им брать кредиты, по закону, невозможно. Даже запрет на выдачу кредитов себе самому можно будет оформлять только со следующего года.

Под ударом находятся и семьи людей, которые де-юре не могут быть признаны недееспособными, но имеют скажем так, нарушенную связь с реальностью. Случай из жизни: за консультацией обратилась женщина, чей близкий родственник страдает биполярным расстройством. В фазе мании этот человек может набрать кредитов, а когда болезнь переходит в стадию депрессии, он не то что выплачивать их не может, он из дома выйти не в состоянии. Поэтому юридическое сообщество ждет законодательных решений по таким категориям граждан.

«Составьте брачный договор “на берегу”»

Но чтобы стать банкротом, необязательно быть игроманом.  Предприниматели – по умолчанию в зоне риска. И, как правило, это люди, которым есть что терять. Можно ли обезопасить семейные активы в этом случае?

– Когда мы начинаем процедуру банкротства, то изучаем активы и мужа, и жены и выделяем те, на которые взыскание по долгам банкрота не налагается. Это, прежде всего, личное имущество: приобретенное другим супругом до брака, унаследованное или подаренное, либо купленное на унаследованные или подаренные деньги. Также личным имуществом считается доля в жилье, выделенная при его приватизации. И, конечно же, нельзя пустить с молотка единственное жилье – если оно не в залоге у кредитора.

Что касается прочего имущества, то из него выделяется супружеская доля, а на остальное налагается взыскание. Но как физически поделить машину, например? Понятно, что автомобиль продадут целиком, а супружескую долю вернут деньгами – половину от вырученной суммы. И не факт, что эта сумма будет адекватна рыночной цене. Конечно, муж или жена банкрота имеют приоритетное право выкупить долю своего супруга, но кому понравится второй раз покупать собственную вещь?

И что делать?

– Я всегда советую заранее распределять активы и оформлять брачный договор. И делать это тогда, когда еще нет проблем, когда все хорошо.

В моей практике встречались и варианты, когда супруги оформляли развод или вообще официально не регистрировали отношения, хотя и жили вместе, и детей воспитывали. Получается, один купил квартиру – это его единственное жилье, которое изъять нельзя, второй купил квартиру – это уже его единственное жилье.

Но тут возникает другой риск – когда супруг уходит из семьи и забирает все, что на него записано. Так что надо здраво взвешивать все «за» и «против».

По вашим наблюдениям, как часто наши граждане оформляют брачный договор «на берегу», в целях защиты активов?

– За редким исключением, люди начинают думать о сохранении нажитого, когда коллекторы уже стучатся в двери. В этом случае есть резон подождать, чтобы между заключением брачного договора и началом банкротства прошло хотя бы три года. Учитывая, что 95% банкротов-физлиц инициируют процедуру сами, отложить ее – не проблема. Три года – это срок исковой давности, после которого кредиторы или арбитражный управляющий не смогут оспорить сделку по разделу имущества.

Скажу больше, наши граждане в массе своей очень небрежно относятся к соблюдению любых юридических формальностей. И именно это становится источником многих бед.

Каких, например?

– Часто уходят из семей, не оформляя развода. Жизнь прожили, дети выросли, ничто не связывает – и люди просто разъезжаются, не думая о том, сколько долгов за это время может наделать муж или жена.

В моей консультационной практике был просто уникальный случай, когда супруги развелись больше десяти лет назад – по суду. Но на тот момент правовая норма требовала, чтобы судебное решение было зарегистрировано в органах ЗАГС, а эта пара его туда не отнесла. И получилось, что они до сих пор женаты, все имущество, что они приобрели за эти 10 лет, считается совместным, и кредиторы забрали у жены половину дома и половину участка – совершенно законно.

Но чаще все гораздо проще: приходит клиент банкротиться, говорит, что развелся. Начинаем смотреть документы – нет, не разведен, просто разъехались. А жена, которая тоже считает, что она в разводе, квартиру уже купила, машину… В этом конкретном случае все обошлось благополучно для женщины – мы смогли доказать в суде, что имущество она приобрела на унаследованные, а значит личные деньги. Но так бывает не всегда.

Еще чаще разводятся, но имущество юридически не делят – просто договариваются: тебе дачу, мне – гараж. А потом начинаются проблемы. Потому что имущество, совместно нажитое в браке, даже через 5,10 лет после развода остается совместным, если иное не оговаривается, скажем, решением суда.  Представляете, каким сюрпризом это оказывается для «бывших»?

<p>Игорь Льгов, финансовый управляющий</p>

Игорь Льгов, финансовый управляющий

Хочешь насолить бывшему – обанкроться?

– Для самого банкрота и его арбитражного управляющего тоже ничего хорошего в такой ситуации нет – все эти переговоры, изъятия, торги усложняют и затягивают процедуру. Ведь задача у финансово несостоятельного гражданина какая? Списать накопленные долги. Списать, а не вернуть любой ценой.

Мне как-то пришлось добиваться изъятия автомобиля у бывшего мужа клиентки. Экс-супруг, мягко говоря, не горел желанием идти навстречу. В результате машину все-таки реализовали с торгов, но по цене куда ниже, чем сам мужчина мог бы ее продать. А банкротство тянулось на пару лет дольше.

«Алименты – тема щекотливая»

Чтобы минимизировать выплаты по долгам, нередко используют алименты. Заплатил детям, супруге, родителям-пенсионерам – коллекторам остались крохи. Как часто к такой схеме прибегают при банкротстве?

– Это очень щекотливая тема. Тут многое зависит от кредиторов и арбитражного управляющего. С одной стороны, прописанные в законе 25% дохода на одного ребенка, 33% на двоих – это условный минимум. Можно заключить соглашение о выплате алиментов в твердой денежной сумме хоть на 50, хоть на 100 тысяч рублей. Но не все кредиторы готовы закрыть на это глаза, порой решают, что это чересчур много – и требуют пересмотра суммы через суд, а тот стандартно назначает прожиточный минимум.

Лично я рекомендую не прибегать к алиментам в банкротстве, если, конечно, речь действительно не идет о содержании детей. Ну, сколько вы на них сэкономите: 100, 200 тысяч? А спишете миллионы. Лучше отдать малую часть, чтобы кредиторы не вставляли палки в колеса.

Возможно ли одновременное банкротство мужа и жены?

– Теоретически да, но на практике встречается редко. Проще банкротить отдельно, если есть необходимость, например, оба супруга были поручителями по одному кредиту. И в этом случае обычно люди сначала запускают банкротство одного, потом, через год, – второго члена семьи. Просто потому, что процедура дорогая.

Когда человек попадает в финансовую яму, банки рекомендуют не прятаться, а приходить к ним, чтобы найти взаимовыгодное решение в сложившейся ситуации. Может, действительно, не стоит сразу уходить в банкротство?

– Ко мне обычно приходят люди, которые уже совсем не могут обслуживать свои финансовые обязательства, у которых несколько кредитов, причем третий, четвертый, пятый они берут, чтобы расплатиться по первым двум. То есть это уже история не про «прятаться».

Конечно, можно и обратиться в банк, послушать, что они предложат. Но при этом всегда надо помнить, что любая кредитная организация, а тем более коллекторы будут действовать в своих интересах, а не в ваших. Их задача – вернуть деньги. Я знаю примеры, когда коллекторы рекомендовали взять займ в МФО, чтобы погасить просроченный кредит, или оформить в качестве залога единственное жилье. Банк может предложить реструктурировать задолженность – растянуть платежи не на 5, а на 10 лет. Только при этом вам придется выплатить ему еще больше денег.

Лучше прийти за консультацией к финансовому управляющему. Хотя бы в качестве «второго мнения». Возможно, в вашем случае вариантов решения проблемы больше, чем предлагает кредитная организация, даже без банкротства. Но и банкротство – тоже вариант.

<p>Игорь Льгов, финансовый управляющий</p>

Игорь Льгов, финансовый управляющий

Кто в банкротах?

По статистике, каждый пятый гражданин-банкрот – это индивидуальный предприниматель. Кто чаще всего обращается за списанием долгов? Игорь Льгов назвал несколько категорий.

1. Дебютанты на маркетплейсах. Те, кто решил подзаработать на онлайн-торговле, взял в кредит несколько миллионов и потратил их на обучение и закуп товара, но ошибся в выборе. Товар не продается, денег на рекламу нет, комиссии снимают – а долг нужно выплачивать.

2. Мелкооптовые торговцы. Предприниматели в небольших населенных пунктах, чью офлайн-нишу заняли маркетплейсы. Покупатели быстро поняли: даже макароны часто выгоднее брать в интернете, чем в магазине у дома. Не говоря уже об одежде.

3. Сетевики. Как правило, «жертвы сетевого маркетинга» берут кредиты для выкупа товара, а потом не могут их обслужить. Продажи не идут – выплачивать долг нечем.

4. Пострадавшие в COVID. Предприниматели, которые попали под ограничения во время пандемии коронавируса: представители общепита, индустрии развлечений, туризма. Эта категория банкротится до сих пор.

Источник: СИА

Новости недвижимости в Telegram-канале Realty.Irk.ru: Главное