Реклама на сайте

Партнеры проекта
КРЕДИТЫ на SIA.RU
Кредиты от иркутских банков. Для бизнеса. Потребительские, без залога и поручителей, наличными, на любые цели. Автокредиты

Курсы валют
Курсы ЦБ РФ на 2022.12.03:

Доллар США: 61.7749
Евро: 64.9868

Курсы валют в Иркутске »

12+



Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru Информационный партнер ИД Коммерсант

Аналитика
Подписаться:

Как у должников забирают единственное роскошное жилье

аналитическая статья
14 октября 2022

Вопрос о возможности взыскания роскошного жилья должников давно занимал кредиторов и стал особенно острым с появлением в октябре 2015 года механизма банкротства физлиц. Число несостоятельных граждан растет. По подсчетам Федресурса, только за январь—сентябрь банкротами признаны 194 тыс. человек, а всего за семь лет процедуру прошли 669,3 тыс. россиян.

Средний уровень погашения банкротами долгов остается в пределах 4–6%. Более того, по результатам инвентаризации в 2022 году у граждан-банкротов в 89,9% случаев не обнаружено никакого имущества. Если же оно есть, то часто это единственная квартира, где должник живет, и по закону забрать ее нельзя (ст. 446 ГПК). Причем этот актив может оказаться весьма ценным, особенно если банкротится бизнесмен или топ-менеджер крупной компании, которые нередко владеют элитным жильем.

Кредиторы не оставляют попыток обратить взыскание на единственное жилье, и если закон им поменять пока не удалось, то судебная практика уже меняется.

В рамках дела Ивана Ревкова Конституционный суд (КС) РФ 26 апреля 2021 года вынес революционное для практики решение и позволил обращать взыскание на единственное жилье гражданина с целью продажи для погашения долгов при соблюдении ряда условий.

«Снятие защиты» с жилья возможно, если оно было приобретено со злоупотреблениями. Также суды могут учитывать время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства, условия сделок по отчуждению другого имущества для приобретения защищенного иммунитетом жилья. Должно быть адекватное соотношение рыночной стоимости жилья с величиной долга, чтобы обращение взыскания на квартиру не было «карательной санкцией» или «средством устрашения должника».

Оставить гражданина на улице нельзя, подчеркнул КС, нужно предоставить ему замещающее жилье площадью не меньше социальной нормы (в Москве — 18 кв. м на человека) в пределах того же поселения либо в другом регионе с согласия должника.

«Постановление КС оказалось подарком для кредиторов, став первым и пока единственным основанием для обращения взыскания на жилье»,— подчеркивает партнер «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева. Это послужило толчком для активного развития практики включения в конкурсную массу единственного жилья. Уже в августе 2021 года Верховный суд РФ (ВС) в деле Владимира Балыкова закрепил эту позицию, по сути одобрив ее широкое применение.

За полтора года судебная практика еще не пришла к единообразию, но уже начали проясняться некоторые критерии. Главной причиной изъятия жилья в них стали злоупотребления самого банкрота. К таким действиям чаще всего относят дарение или продажу гражданином всех своих квартир, кроме одной, либо отчуждение единственного жилья до банкротства.

Также для взыскания единственного жилья оно должно иметь признаки роскошности, по которым единого мнения у судов пока нет. Оценивая площадь жилья, одни судьи ориентируются на соцнорму и превышение ее в два-три раза, другие могут счесть нероскошным даже дом площадью более 1 тыс. кв. м для трех членов семьи. На позицию судов влияет не только площадь, но и стоимость жилья — чем оно дороже, тем больше шансов на изъятие. Например, суды обычно относят к роскошным квартиры в домах премиального сегмента стоимостью от нескольких десятков миллионов рублей.

Во внимание принимается и соотношение цены квартиры и размера долга банкрота, чтобы продажа жилья имела экономический смысл. Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа 21 апреля отказался оставить Сергею Федорчуку дом в Иркутске (925 кв. м) стоимостью 5,7 млн руб. при долгах в 6,3 млн руб. Замещающее жилье обойдется в 2,6 млн руб., а оставшаяся часть денежных средств позволит погасить «40–50% реестровой задолженности, что существенно», заключил суд.

Владение только долей в квартире не позволяет избежать взыскания: Арбитражный суд Самарской области 1 августа включил в конкурсную массу банкрота Сергея Арцыбасова принадлежащие ему полквартиры. В то же время некоторые суды оставляют должнику просторную жилплощадь, далеко выходящую за пределы соцнормы, если вместе с ним там проживают другие члены семьи. Арбитражный суд Уральского округа в марте отказался включить в конкурсную массу дом на 139,4 кв. м в Свердловской области, признав его единственным жильем Андрея Шулепина. В решении говорится, что в доме также прописаны «несовершеннолетние разнополые дети», там есть «отдельные жилые комнаты, позволяющие должнику и членам его семьи проживать раздельно и обеспечивающие возможность нормального проживания и развития с учетом психофизических особенностей каждого жильца». У Александра Кокоянина Арбитражный суд Северо-Западного округа в августе 2021 года не стал изымать жилой дом площадью 172,7 кв. м в Вологодской области, где он проживал с женой.

Наконец, забрать жилье у банкрота можно, если выяснится, что оно не единственное, причем расположение второго неважно. Так, Мераби Бен-Элу не удалось отстоять квартиру в Москве площадью 423,3 кв. м, несмотря на прописку там шести родственников. В суде обнаружилось, что банкрот вместе с женой приобрел квартиру в Израиле площадью 280,2 кв. м, «то есть спорная квартира не является единственным пригодным жильем для должника и его семьи». 

Анна Занина, Екатерина Волкова

Источник: КОММЕРСАНТЪ

Новости недвижимости в Telegram-канале Realty.Irk.ru: Главное